я не такая и вы не такие
Украсив волосы гибискусом, на рассвете ты убиваешь себя, переломив позвоночник.
Жряк – волшебное мохнатое существо размеров различных – от котёнка малого до жеребёнка крупного. Пушист весь. Мордочка кошачья, лапки крысиные, а тело кроличье. Страшен не в меру своими глазами чёрными пучеглазыми. Состоит в родстве с Чупакаброй неистовой, проживает в лесах дремучих, в корнях деревьев по берегам больших рек. Прожорлив и плотояден. Питается живыми существами всех родов. Говорят, что «жряка ноги кормят». Хвост у жряка ужасный, на кончике его игла отравленная, сильным ядом смазанная. Чистоплотен. Купается в озёрах, по народному поверью, считающихся «ведьмиными» и проклятыми. Вода в них как будто красная, от цвета крови убиенных жертв. Говорят, что «жряк искупался», и не моются и не стирают в том озере – русалки, бают, там заводятся. То неправда, ведь если жряк в озере искупался, то всех русалок он давно уже схарчил, и весь сказ. А изничтожить жряка поганого должно витязю смелому, да неженатому. Ведь жряк хитёр, как лиса, да и смекалист, как хорёк, гибок, как ласка, и прожорлив, как кабан. Жряк – умён, его норы всегда с тридевятью отнорками волшебными, от витязей захожими ведьмами заколдованными. Так вот. Коли изловить возжелают кровопивца, привязывают кусок мочала, кровью измазанного, к верёвке да бросают в нору жрячью, вычисленную предварительно в ночь на полнолунье по звездам в небе. И, стало быть, забрасывают ночью это мочало в нору, отходят подальше и ждут. А когда со стороны в сторону вервие задёргается, да урчание плотоядное зазвучит в ночи, да тогда и стоит тянуть жряка из норы. Будет он страшен, глазами чёрными вращать, шёрстку белую, чистоплотную распушивать, зубки острые показывать. Да вилы селянские всё ж поострее будут. Рекомендуется баб да детишек куда-нибудь упрятать, ведь перед смертью посмотреть он может. Детишки от страху ссаться начнут, а бабы при случае понести вместо дитя христианского жряка малого нежданного, зубастенького могут. И будет та баба вынашивать дитя, а там на самом деле, не дитя, а жряк! Жряк тот, единожды рождённый, коли над кроватью роженицы веник повесить, дому служить будет правдою и верою будет ( такого ещё не было, то веника в доме не найдётся, то украдут его злодеи специально ), а если не подвесить веник, то сожрёт жряк и роженицу, а потом и всю семейку схарчит просто так. А потом и деревеньку потиху. Поэтому жряка только мужики забить могут. По легендам старинным, жряки слугами чертей были, как люди котейко милое в домах содержат, так черти свинорылые для уюта жряков в своих халупах держали. И зовут также жряка «диавольский кот». В природе врагов у него нету, – боязно животине головушку буйную на прожиток жряку откладывать. А ведь шапки из жряка ценятся пуще меха собольего. А ещё говорят, что если дева невинная жряка погладит, то светит ей жизнь счастливая и светлая. Но недолго. А потом жряк кинется и сожрёт. Вместе с невинностью, ну там покушает, воды колодезной изопьёт – и в нору опять – отдохнуть.

Летописец Геральт из Эрнарского баронства
18 январиуса 2003 года по мирскому
4115г. по эрнарскому летоисчислению